Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:04 

"Звездная пыль"

Айте
За этот текст, много его будет или мало, допишу я его или снова брошу, хочу сказать огромное спасибо Ren Zoisite
Я давно, с самого раннего детства мечтала писать в жанре фантастики и только благодаря волшебному пенделю полученному от Ren Zoisite нижеследующие строки были написаны. Спасибо, Ren!

Фандом: Сверхъестественное.
Персонажи: Дин Винчестер; Кастиэль; Адам Миллиган; Джо Харвелл; Сэм Винчестер; Роберт Сингер; многие другие, оригинальные.
Жанр: Слэш, Ангст, Драма, AU, Songfic, Фантастика, Action.
Предупреждения: Нецензурная лексика, ООС
Рейтинг: NC-17
Размер: Видимо, макси.

Описание: Двадцать пятый век по земному летоисчислению. Все открытия сделаны, все первопроходцы давно состарились, родная галактика превратилась из враждебного мира в детскую колыбель, которую ребенок давно перерос.

- Найдите коммуникационный буй и передайте отчет в министерство. Поставьте в известность Третью флотилию, - сообщил интерком и погас. Как только изображение исчезло, первый пилот, молодой мужчина пятидесяти лет, сделал рожицу по направлению к голо-проектору, ворча себе под нос, что как-нибудь и сам разберется. Кресло под ним откинулось, вновь переводя сидящего в горизонтальное положение, из подголовника опустилась консоль управления. Несколько коротких приказов - и фрегат-разведчик исследовательского флота Конфедеративного Содружества Систем «Ястреб» активировал субсветовые двигатели, покинув гравитационное пространство Волопаса. Рогарт Свифт, пока остальная команда претерпевала перегрузки в 4g, продолжил преспокойно лежать. Ему виделся космос. Огромное пространство, на которое фрегат «смотрел» внешними сенсорами – устройство передавало картинку прямо в мозг пилота через вживленный имплант. Скорость обработки информации человеческим мозгом в сотни раз превосходит самый высокопотоковый процессор. Конечно, транспорты или коммерческие лайнеры используют обычные, автоматизированные системы управления, потому что подобные пилоты слишком ценны и слишком дороги для гражданских перелетов.

Четыреста лет прошло с момента первого визита человека в космос. Юрий Гагарин, первопроходец астропутешествий, всего лишь два часа вращался по орбите колыбели человечества, но он положил начало стремления людей к звездам. Земные корабли принесли колонистов на Ио и Цереру, преодолели гравитационный барьер солнечной системы, основали поселения под светом Центавры и Весты, воевали с парнакцами и преодолели разногласия с олигархией Сваны. Но главное достижение человечества в открытии гиперволновых двигателей. Родная планета и система стали малы для прогрессивного народа. Очередь за галактикой - рано или поздно ученые, военные и просто космические авантюристы захотят посмотреть на Туманность Андромеды, Большое и Малое Магеллановы облака изнутри. Гиперпространство и гиперволновые двигатели, позволяющие формировать точку перехода, взрезать материю окружающего космоса на червоточины и путешествовать по вселенной не за тысячелетия, а за недели, станут билетом для любознательных людей. А пока, в год две тысячи четыреста восемьдесят четвертый, исследовательский флот, состоящий из транспортника, двух фрегатов – «Ястреба» и «Сокола» - и трех крейсеров, несущих каждый до тридцати истребителей, приближались к созвездию Льва. Флагман флота – крейсер класса «Лос-Анджелес», легкий и маневренный, но обеспеченный тремя батареями плазмопушек и системами наведения, позволяющими начать бой за двадцать пять тысяч километров до цели. Управление столь сокрушительной мощью, больше подходящей для ведения боевых операций - ответственность трех пилотов – двое из них ведут тяжелую громаду металла сквозь изменчивые гиперполя переходов и лишь один может маневрировать в комбат-ситуациях и на субсветовых скоростях. Пространство – зыбкая среда. Генерировать точку в границах солнечных систем слишком опасно для корабля и планет, поэтому старые добрые двигатели на антиматерии в ближайшее время вряд ли снимут с производства.

- Varany! – воскликнул мужчина в черной с белыми обшлагами форме КСС. – Какого хрена, - он крутнулся на кресле, поворачиваясь к специалистам, - мы покидаем переход в двух единицах от сектора назначения?! – гневный взгляд, испепеляющий. Спорить с ним, особенно, когда он переходит на сванский – очень плохая идея. Из-за панели с картами вышла девушка – блондинка, совсем юная – и потупила взор.

- Простите, лейтенант, - попросила она. – Сбой в системе распознавания…

- Ты, - поднялся тот, - астронавигатор или кто?! – заорал он. Пилот неловко сошел с платформы – биосинтез с креслом часто приводит к атрофии мышц из-за долгого, порой до нескольких суток, непрерывного слияния с системами корабля.

- Этого больше не повторится, - дрожащим голоском пролепетала девушка, стараясь проглотить накатившие слезы. Она впервые получила назначения за границы Весты и прилагала максимум усилий для того, чтобы не разочаровать флот.

- Конечно, не повторится! – прошипел офицер. – Потому что ты немедленно найдешь коммандера и потребуешь у него перевода на «Минерву». Таким безручкам на боевом крейсере не место. Особенно, - скривился он, - на моем!

- Лейтенант…

- Никаких оправданий! – перебил мужчина, отмахнувшись. – Транспортник идет за флотом. Там твоя некомпетентность будет элементарно незаметна! Lostyre, - кивнул пилот в сторону выхода с мостика. – Dasta, yor. Yor!

- Адам, - окликнули его от переборки. Пилот обернулся, пару секунд всматриваясь в лицо визитера. – Ладно тебе, прости девочку, - постриг бровками тот.

- Герхард! – первый технопилот, лейтенант Адам Миллиган раскинул руки в приветственном жесте. Напротив него стоял сержант Герхард Райнер, механик и близкий друг желчного и черствого Миллигана, если учесть, что у того вообще могут быть друзья. – Хэй, дружище, - мужчины обнялись.

Окружающие коллеги переглянулись, как заговорщики. Несколько недель назад Райнер получил травму во время обслуживания масс-реактора. Судовой врач отправила пострадавшего в принудительный отпуск, посоветовав хорошенько отдохнуть и выбрать в качестве объекта кобелирования кого-нибудь из числа гражданских дамочек, а не экипажа флагмана. Сержант, который, как и все на корабле, вплоть до старшего офицера, подчинялся воле доктора, сошел на берег в космопорте Диимара. После отбытия приятеля, терпящего заскоки и отвратительных характер, технопилот окончательно озверел. Джоанна Харвелл, попавшая под раздачу на сей раз, в действительности отделалась легким испугом. Ей несказанно повезло, в отличие от четырех предыдущих жертв злобного Миллигана. Если бы не появление сержанта, лейтенант, самостоятельно или через интерком корабля, оповестил командующего флотом об ошибке астронавигатора, которая на самом деле является всего лишь ошибкой в распознавании плотности пространства, и отвечают за расчеты операторы боевого информационного центра.

– Ну, хвастайся!

- Нечем хвастаться, друг, - неловко улыбнулся механик, сминая в руках форменный берет.

- Прекрати! Закон Янте давно в прошлом, - подколол Адам, имея в виду свод из десяти неписанных правил скандинавских колоний – не хвастаться, не высовываться, не думать, что ты лучше других и прочая лабуда. Основная фабула – будь серым, не выделяйся среди толпы. И даже если ты слишком серый – общество подвергнет остракизму.

- Янте ни при чем, - нахмурился тот. – Меня не повысили.

- Что? – резко обернулся мужчина, недоверчиво разглядывая Герхарда. – Uneras! Psandu arasta! – окончательно слетел с катушек он. Вольный перевод сказанного скрутит в трубочки уши любого рейдера, как известно, матами разговаривающего, а не ругающегося. Свана – планета агрессии. И денег, само собой, но по большей части таки агрессии. Большинство слов общего языка – диалект, использующийся низшими кастовыми прослойками – имеют настолько непристойное значение, что культурные касты Сваны начисто отказываются признавать их частью общения. – Я это так не оставлю, - вскипел Адам. – И ты молчал?! – накинулся пилот на товарища. – Почему ты мне ничего не сказал? Почему не связался с крейсером с Диимара?! Да я вытрясу твое повышение…

- Коммандер пытался, - перебил Герхард. – При мне собралась голоконференция, он брызгал слюной и матерился почище твоего, но штаб отклонил прошение. Адъютант адмирала Ки заявил, что мое ранение не входит в установленные нормативными актами рамки. Чтобы получить офицера, мне нужно, видимо, - сержант громогласно расхохотался, - влезь в реактор во время боя, и вылезти живым.

Они рассмеялись, но в глубине светло-серых глаз сверкали молнии. Сержант понимал – просто так Миллиган не отступится. Все знали - и это правда – они лучшие друзья, у Адама нет никого ближе. Его мысли, его сердце отдано звездам. Механику никогда не познать чувств технопилота. Никому их не познать, кроме другого технопилота. Годами петляя по галактике, глядя на вселенную глазами корабля, существуя в иллюзии вакуумного странника, жить в обычном, прагматическом и приземленном мире невозможно. Они иначе рассуждают, иначе смотрят на вещи, иначе идентифицируют себя. Со временем от человека, избравшего стезю биосинтеза с системами, остается лишь искра сознания, которая, к сожалению, не в состоянии функционировать без органики и не в состоянии слиться с подопечным судном. Они ассоциируют собственное тело с корпусом крейсера или линкора, руки – с закрылками, желудок с реактором. Становятся мозгом корпуса. Отрекаются от всего, что имели – родителей, любимых, друзей. И скорее, не желают того сами, просто они иные – технопилот не призвание, а генетическая предрасположенность. Их сторонятся, считая не от мира сего. Так и есть. Наверное, отношения Герхарда и Адама – уникальные, ни у кого нет столько терпения и спокойствия. Райнер – потомок норвежских колонистов на Тау Ватар, первых последовавших в экспансией в рукав Ориона. Выдержанный, хладнокровный и честный. Никогда не лжет – именно за это его уважает Адам. Лейтенант чувствует вранье интуитивно, ему слишком много врали в течение тех тридцати семи лет, что он рос, обучался и проходил метаморфозы, связанные с биотехнологиями. Ему повезло найти человека, который прямо говорил ему, что тот несет несусветную чушь – и Адам прекращал. И теперь, пользуясь привилегиями, предоставленными положением на службе, Миллиган мог добиться многого, чтобы помочь приятелю.

- Лейтенант! – громко крикнул штурман. – Принимаем входящее сообщение с «Ястреба»! – Адам пожал плечами и поковылял к платформе терминала, щелчком пальцев давая понять, что весь во внимании. Оператор вывел на экран голопроекцию испуганного до чертиков капитана фрегата.

- ЛК «Апостол», говорит капитан Ричард Джейн, разведывательный фрегат «Ястреб». При патрулировании квадрантов 45-29 обнаружен неопознанный транспорт, на позывные не отвечает, не совпадает ни с одной известной сигнатурой. Огневая мощь по предварительному сканированию равна дредноуту класса «Эверест»! Считаю необходимым принять меры по установлению контакта.

- «Ястреб», я «Апостол», - лениво отозвался Миллиган. – Они пытались нападать?

- Никак нет, но, судя по траектории движения, направляются к центаврианским колониям, а мы даже не знаем, кто это!

- Держитесь на расстоянии в инвизе. Пять минут до связи, - пилот отрубил внешний канал, занял операционное положение в кресле и прикосновением к кнопке на подлокотнике, запаролированной на молекулярный состав Миллигана, вызвал консоль интерфейса. Панель из кристопласта, толщина которой высчитывается в нескольких микронах, а крепость в тоннах на квадратный сантиметр, осветилась мягким синим цветом, захватывая движение глаз. В коннекторный порт на затылке мужчины осторожно, совершенно неощутимо для пользователя вошел штекер, сливая сознание человека и виртуальный интеллект крейсера воедино. – Коммандер Винчестер, - произнес он глубоким, непохожим на его скрипучий и каркающий тембр голосом в линк, - тревога уровня В. Ваше присутствие немедленно требуется на мостике.

Дерзкое пиликание. Отвратительное, как вопль карры в период спаривания! Верхний купол капсулы поднялся, высвобождая крепко спящего мужчину из ласковых объятий грез. Он поморщился недовольно, потер веки, окончательно выныривая в реальность. Сколько ж можно, а? С первого дня, как его назначили пасти бумагомарак-ученых он не видел покоя. Отдых, в отличие от необходимых любому нормальному человеку шести часов, сокращен вдвое, порой выспаться не приходится неделями. Хотя – да, Малай им всем в задницу! Как раз за те восемь недель, что он прикрывает тылы «Минервы», мужчина успел позабыть о нормальном, крепком сне. То входящие в состав экспедиции профессора и клирики передерутся, то механик испарениями отравится. Ядро реактора линейного крейсера «Апостол» рассчитано на десять стандартных лет, но десять дней назад «Голиаф» вдруг решил, что не помешает вздрючить инженерный отряд, да построже! Сумасшедший дом, не иначе. От уха прошлась навязчивая, малоприятная волна, завибрировал линк – снова, проклятье! Мужчина поднялся, прижал двумя пальцами мочку и, не скрывая раздражения, рявкнул во всю глотку совершенно недружелюбное приветствие. В ответ по черепной коробке разнеслись аудиочастоты, переросшие в мелодичный, интегрированный ВИ голос технопилота. Сообщенное Миллиганом заставило офицера немедленно подхватить в кресла китель с гордым шевроном подразделения «Черная звезда» и погонами коммандера объединенных флотов Конфедерации. «Апостол» - крейсер, с которым у капитана давняя совместная история. Ожесточенные стычки на границах систем Сваны, вооруженный конфликт с Парнаком четырнадцать лет назад. На этом судне началась военная карьера Винчестера и на нем же она и закончится - если перестанет чудить. Остальные капитаны получили назначения к ветви Персея – и только Винчестер, чересчур любящий приколы и неповиновение, вынужден день ото дня общаться со старыми умниками, непрерывно вещающими, что карликовая галактика в Стрельце может оказаться колыбелью всех существующих цивилизаций. Бред. Если Таяна и Млечный путь столкнулись, ежу ясно, что никакой жизни в заполненной ультраизлучением и газовыми облаками галактике быть не может. Офицер дождался, пока сенсоры идентифицируют личность, и шагнул в рубку, нетерпеливо отмахиваясь от старпома.

- Что у нас? – коммандер повернулся к голопроектору, дожидаясь, пока Адам проанализирует информацию, полученную по закодированному каналу от «Ястреба». Наконец над подошвой вспыхнул сноп фотонов, сложившийся в изображение корабля.

- Судя по показаниям дальнобойных сканеров, они от нас в двадцати семи астрономических единицах, - отрешенно рассказывал технопилот. – Боевое вооружение, огневая мощь превосходит любой известный нам дредноут. Владелец судна неизвестен. Технически он уступит массированному удару наших крейсеров и истребителей, коммандер, но практически – мы не знаем, какие научные достижения совершила эта раса. Мы не знаем даже того, что это за раса.

- Нет, - помотал головой Винчестер. – У нас экспансия, а не завоевание. Попробуем установить контакт, не получится – оставим их в покое. «Ястреб» докладывал – он успел связаться с Третьим флотом?

- Никак нет.

- Отлично, - с сарказмом протянул капитан. – В общем, императив – защита. «Минерва», под защитой «Декарта» и «Бруно», останется здесь, вместе с фрегатами. Мы пойдем одни. Лейтенант, курс на систему Волопаса.

Отдав распоряжение по навигации, офицер связался с флотилией, оповещая остальных о смене маршрута. Капитаны повозмущались, конечно, но Винчестер любезно проигнорировал возражения, не до того. Контактеры давно перевелись. В первое столетие освоения космоса любой пилот поотважнее мог влететь в темные квадранты пространства и обнаружить отличную от гуманоидов расу. Теперь все немного иначе. Ближайшие секторы исследованы, дальние – прощупаны долгосрочным сканированием. Скорее всего, корабль принадлежит олигархии или парнакцам, что плохо само по себе. Мощное вооружение – мощные войны. Однако есть в линиях корпуса нечто, заставляющее отказаться от подобной идеи. Винчестер сидел в кресле на мостике, раскручивая голо-модель то так, то сяк. Форма, обводы и изгибы слишком изящны для Парнака и слишком нерациональны для инженеров Сваны. Исполнение судна, скорее, произведение искусства, чем оружие смерти. Летящая стрела – длинный корпус заканчивается защитными экранами рубки, по поверхности растеклось кинетическое барьерное поле, прочная, исходя из изображения, броня. Интуитивно понятная концепция, ничего лишнего и, одновременно с тем, очень грациозная. Мужчина почувствовал, как от подошв сапог поднимается волна дрожи – не сразу понятно, от того, что крейсер набирает скорость и антигравитационные подушки компенсируют чрезмерное давление, то ли от того, что он волнуется… Дину не повезло родиться в век прогресса. Каждый уголок родного сектора Млечного пути изучен, ошеломительные открытия и авантюрные набеги на соседние квадранты остались в прошлом. У человечества более чем достаточно плодородных и богатых ресурсами планет для колонизации. Время героев прошло, а романтический склад характера офицера жаждал прорывов и приключений. Хорошо, что в свое время он поступил в школу офицеров имени Армстронга на автономной станции «Пандора», иначе ряды флибустьеров и рейдеров пополнились еще одним сумасшедшим. Персональный чип идентификатора на запястье пару раз подмигнул встревоженным красным, ткнул в кожу одноразовой микрокристаллической иглой, проверяя состояние владельца, сообщив, что физическое состояние коммандера Винчестера соответствует норме, и передал в коммуникатор предложение впрыснуть в организм дозу седативов – пульс медпомощнику не понравился. Мужчина раздраженно скривился – право, анализаторы в двадцать пятом веке слишком назойливы. Адреналин – первый и главный двигатель прогресса человечества, а электронный болван предлагает успокоительного… Губы капитана сложились в неуловимую улыбку – сердце у него действительно колотится на грани инфаркта, но болезни ни при чем. Неожиданно для самого себя, полностью и без иллюзий осознавая существующую опасность, он, как юный мечтатель, с придыханием рассматривал искрами проносящиеся в иллюминаторе звезды, нетерпеливо постукивая пальцами по подлокотнику.
- Коммандер, - окликнул его технопилот, - сканеры обнаружили неопознанный объект, - сообщил Адам, не пошевелившись. Он даже рот не раскрывал, то, что необходимо, модулируя его голосовой диапазон, с потока сознания считывает ВИ и интегрирует полученную информацию в приемлемый для окружающих вид. Предупреждение Миллигана излишне – Винчестер уже активировал командную консоль, получая необходимые данные из первых рук. Увиденное капитана не разочаровало – огромная махина в реальности выглядела более внушительно, чем на любой, самой реалистичной голопроекции.

- Подойди на расстояние фотонной связи, - распорядился Винчестер. – Посмотрим, насколько далеко ушли их ученые.

- Есть, - равнодушно отозвался лейтенант. Ему единственному в данный момент индифферентны любые расы и открытия.

- Старпом – кинетические барьеры на треть мощности, - продолжил капитан. – Штурман – все информационные потоки кодировать раз в три секунды. Сведите успех возможной кибератаки к минимуму.

Флагман медленно, с каждым километром сбрасывая скорость, приближался к дрейфующему эсминцу. Гости не пытались уйти от встречи, параллельно подключая дополнительные барьеры. Судя по изучению внешней обшивки, никаких неожиданных атак пришельцы предпринимать не торопились, хотя голо-модель отчетливо передавала открытые ангарные люки истребителей. Там, на мостике судна, находились живые, разумные существа, видимо, так же с опаской относящиеся к встрече. На запястье командующего офицера снова зашелся тревожным сигналом анализатор, предупреждая об аномально-зашкаливающих показателях гормонов в крови. В действительности Винчестер испытывал непередаваемый восторг, какой испытывали, наверное, Майкл Гроссман и Джордж Ландау, впервые встретившись с цивилизацией Сваны. Единственный раз в жизни мужчина почти задыхался от наплыва чувств, ладони слегка вспотели от ожидания. В мыслях проносились миллионы идей – даже если гости окажутся враждебными, даже если они атакуют «Апостол», Адам успеет увести крейсер с линии огня, таков уж он технопилот – корабль для него второе «я», он скорее погибнет, чем позволит навредить корпусу. Без сомнений, установить контакт – величайшее достижение для сумасбродного, слишком веселого капитана, сосланного за свои глупые шутки в экспедицию, изучать мертвые районы Млечного пути. Но волновался мужчина не из-за возможности прыгнуть выше головы или вернуть более авторитетные и почетные назначения. В его жилах тек концентрированный интерес к исследованию. Воином он стал только потому, что в юности пришлось воевать.

- Капитан, - штурман повернулся к офицеру, слегка испуганно рассматривая холодное, отрешенное выражение лица, - мы принимаем входящую трансляцию! – Винчестер, улыбнувшись, неуловимым прикосновением к консоли спроецировал полученное сообщение, пытаясь вникнуть в суть. Перед ним мелькали несколько числовых рядов, не отягощенных какой-либо смысловой нагрузкой. Офицер нахмурился, потерпев первое поражение от неизвестных пришельцев.

- Коммуникационную антенну на исходящий вызов, - скомандовал он, подобравшись на кресле. – Говорит крейсер «Апостол», объединенный флот Конфедеративного Содружества Систем. Вы нарушаете границы влияния КСС. Ваше сообщение не принято. Представьтесь и сообщите цель вторжения, - несколько секунд стояла мертвая тишина, нарушаемая лишь едва заметной пульсацией «Голиафа» - массивное ядро реактора неприспособленно для бесшумной работы, слишком уж велика нагрузка. Фотоны вновь замелькали над голопанелью, складывая те же самые строки в казалось бы хаотичном порядке. Винчестер окинул штурмана упрекающим взглядом, недвусмысленно намекая на необходимость расшифровать. Спустя еще несколько секунд числовые строки начали складываться в слова. – Математика, - удовлетворенно кивнул капитан.

- Они просят выделить канал для видеосвязи, - подал голос штурман. Среди командного состава, штурман – самый взрослый. Он на двадцать лет старше любого члена экипажа. Адмирал Третьей флотилии Дик Роман счел необходимым включить в команду того, кто сможет контролировать дурацкие выходки Винчестера.

- Разрешаю, - согласился коммандер. – Ты принимаешь видео? – изогнул он бровь.

- Нет, - растерялся Фицджеральд. – Они ждут нашего изображения.

- Передай аудио, - гневно процедил сквозь зубы офицер, услышав подобное. Он не любил хитрецов, ненавидел нечестные и грязные трюки. – На связи Дин Винчестер, капитан «Апостола». Мы согласны на установление контакта, господа. Но я не соглашался общаться вслепую с тем, кого не вижу. Одностороннего диалога не будет!

В эфире воцарилось молчание. Дин уже сожалел, что не отдал приказа звену истребителей – если открыть ангары сейчас, нет никакой гарантии, что чужаки не воспримут это как попытку атаковать. Он клял себя на все лады и уже готов был отдать приказ, несмотря на последствия, как голопроекция вновь осветилась, складывая из фотоновых потоков лицо собеседника.

- Боевой линкор «Магадеш» приветствует вас. От имени императора Натора Пятого и населения Иллы тэнто Габриэл выражает надежду на взаимопонимание.

- Мать честная, коммандер, - прошептал штурман. – Они же выглядят точь-в-точь, как мы!

@темы: Фанфики, Навеяло, Destiel, AU

URL
Комментарии
2013-06-23 в 08:45 

Ren Zoisite
Нет, спичек нет. Но прикурить дам!
Я тут полежу?
Потому что, как я уже и говорил - у меня нет слов, связных мыслей и вообще...
Я под огромным впечатлением и понял - как нужно писать.
Очень хотелось бы, чтобы произведение дописалось до конца, потому что... Просто - дописалось, чтобы...
Блин, я даже мысль сформулировать не могу!

2013-06-23 в 12:48 

E-Katy
не важно то, что я слышу, важно то, что я вижу, особенно когда закрываю глаза...(с) \ / Моллюсколавер!
Блин,это восхитительно! Интригует,привязывает и втягивает в этот мир! Буду ждать и надеяться на продолжение))

2013-06-23 в 13:26 

ALFREA Zarika
Зарик - человек, сияющий любовью к Мише©Lucy Faerie / "Счастье должно исходить изнутри"©Misha Collins
вдохновения! вагон и тележку целый аэробус вдохновения желаю! офигенная задумка и прекрасный старт!:hlop::woopie:

2013-06-24 в 18:11 

DarkElly
И правда, море вдохновения... Было бы просто преступно забросить такую шикарную вещь, Айте. Обожаю фантастику, а у Вас она так великолепно выходит. :hlop:

   

Зарисовки пришибленной Destiel

главная