Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:00 

"Звездная пыль"

Айте
Большой зал отдаленно напоминал кафедральный собор. Звуки в нем расходятся эхом от шестнадцати углов, облицованных мелкими плитками баратта, создавая непередаваемый в своей силе гулкий хор мелодично-поющих и одновременно с тем твердых переливов. В центре пустого пространства находится длинный узкий стол из редких пород дерева на двадцать одну персону. Во главе стола – кресло, обитое пурпурно-черной тканью королевских цветов. Пурпурный заявляет о бесконечном величии. Черный напоминает о том, что и величие неумолимо умирает. Окна с двух сторон высвечивают холл лучами – синим и белым – и заседатели собираются в нем исключительно вечером, когда обе звезды одаривают светлые стены разнообразием оттенков.

За столом, сохраняя каменные выражения лиц, расположились мужчины, громко рассуждая о грядущих переменах. Молчит лишь император Натор Пятый и сидящий напротив него дэто. Язык иллианцев состоит, в основном, из жестких, отрывистых слов, и принадлежных слогов, определяющих род занятий, ранг или положение в обществе. «То» - слуга народа, депутат, сенатор – не имеет значения, как называют другие расы. На Илле в ходу лишь один слог, налагающий обязанности и ответственность. Несмотря на то, что цивилизация Иллы прогрессивна, в ходу до сих пор смертная казнь, в особенности, для правительственных сановников. Мало кто рискнет играть с буквой конституции или мараться коррупцией. Наказание в виде мучительной публичной экзекуции не стоит лишних кредитов. В частности, когда над родиной нависла настолько серьезная проблема. Монаршая власть, в течение многих веков полагающаяся на совет двадцати, должна приложить максимум усилий для обеспечения сохранности населения конгломерата двух планет, согретых дуэтом Рангаро, на человеческих навигационных картах отмеченных как Глизе Стрельца. Неразлучная парочка взрастила цивилизацию Иллы, и она же теперь собирается ее уничтожить.

- Дэто Лараг, - мягко перебил коллегу сенатор, - мы не можем отказаться. Да и как вы представляете подобный отказ? Они наши братья! – убеждал мужчина с золотистыми, цвета янтаря, глазами. Холеный, ухоженный и очень степенный, в непередаваемой живостью и в сметливом, проницательном взгляде. Лараг, совершенно не разделяющий точку зрения Мирада, покачал головой, осматривая собравшихся «то».

- Тот прискорбный факт, что внешность их типично иллианская, еще не означает сходства! – спорил он.

- Но, - вмешался еще один, - выбор небогатый. Рангаро растут. День за днем корона Беты наступает на наши орбиты. Ситуация требует решительных действий в нынешнем поколении, а вы предлагаете бесславное отступление! Сбежать и спрятаться, дожидаясь, пока наши солнца добьют каждого представителя народа Иллы! Военная мощь Империи сотрет в порошок любого противника!..

- Не считаю, что боевые действия в нашем положении уместны, дэто Караз. Да и с чего вы решили, что с людьми не проще договориться?! – возразил военный атташе. Очень рассудительный и умеренный для вояки, не лелеющий милитаристских и захватнических замыслов, на удивление. Иллианцы в принципе отрицают рационализм эмоциональности в таких вопросах, как государственные, стремясь отсечь все личное во благо Империи и народу Иллы. Однако сейчас чувство противоречия и внутриполитические интриги отнимали у обычно хладнокровных обитателей Иллы спокойствие. Присутствовало и еще кое-что. Страх. Инстинктивная боязнь перед непознанным. Несколько столетий раса иллианцев исследовала близлежащие кластеры галактики на предмет пригодных к жизни азотно-кислородных планет, но имеющиеся системы затянуты плотными облаками газа, а звезды слишком стары, чтобы с уверенностью полагаться на новый дом. Более семнадцати миллиардам иллианцев не выжить под куполами. Грядущий процесс тотального истребления и надвигающееся отчаяние подвигло флот Империи двинуться за пределы рукава Стрельца. Никто не ожидал, что в ходе экспедиции линкор наткнется на представителей чужой расы, до дрожи в пальцах похожих на детей Иллы.

- Позор на небо Иллы! – возопил научный советник. – Как наша раса может выжить, имея вместо военных – трусов?!

- Дэто Ландо! – поднялся со стула мужчина в кителе, увенчанном эполетами астропроходцев. – Как вы смеете?..

- Достаточно, - перебил спорящих тихий тенор. Его рваный тембр, двоящий перезвоном уникальных голосовых связок, разлетелся по залу совета, как птица, трепеща в углах. Сенаторы немедленно умолкли, рассаживаясь по местам, словно нашкодившие подростки. Юноша, на вид лет девятнадцати, с упреком посмотрел на своих помощников, одним взглядом фиолетовых глаз давя в зародыше любые возражения. Его внешность мгновенно позволяла понять, насколько высоко расположен он в иерархической лестнице. Полудлинные светлые волосы, кожа, настолько бледная, что на висках просвечивали синевой венки, а царственная одежда, чересчур тяжелая для него, казалась неестественной. На лице – отпечаток усталости и печали. Слишком рано на него свалились заботы о своих подданных. – Дэто Кастиэл, - окликнул он безучастно любующегося синими зайчиками на стенах брюнета. – Вам есть, что сказать? – тот отвлекся от своего возмутительного, по мнению остальных, занятия, поднял голову, несколько секунд глядя на молодого монарха.

- Мой лорд, - учтиво кивнул мужчина. Он поднялся, вызвав у присутствующих синхронный недоуменный вздох, прошелся по нефу к огромным стрельчатым окнам. Пауза затянулась, но не для него. Натор не торопил дэто – знал, что мужчина никогда не говорит, не подумав. И если перед тем ему нужно пройтись по священному залу, пусть. Кастиэл мудр, обладает нестандартным мышлением и легко генерирует смелые, слега рискованные идеи, которые, тем не менее, оправдывают риск. Он по большей части молчит, зная цену словам. – С той минуты, как мне в руки попала видеозапись первого контакта с «Апостолом», я знал, что Конфедерация – наш верный, а главное - единственный шанс. На удачу или проигрыш, не имеет значения. Капитан, честь общаться с которым имел тэнто Габриэл, производит впечатление очень… смелого человека. Если их раса такова в массе – нам не победить в прямой конфронтации. Мы обязаны организовать дипломатическую миссию.

- И чего вы надеетесь добиться? – подался вперед Натор Пятый.

- Дружбы, - улыбнулся дэто. – А на тот случай, если наш любезный дэто Ландо, - насмешливо произнес он, - все же спровоцирует их – узнать уязвимые места и культурные пласты, с помощью коих можно повлиять на исход войны, - мужчина отвернулся к мозаике, прикоснулся к стыку ладонью и провел по шву, впитывая тактильное ощущение древнего искусства. – Дело в том, что дипломатические игры не позволят нам добиться желаемого.

- И что вы предлагаете?

- Нужен представитель человечества, не обладающий навыками политических танцев, мой лорд. Посмотрите, - дэто обвел рукой коллег, - политики. Спорят вторые сутки, но не могут сформулировать и принять простейший постулат – нам не выжить в родной системе, а остальные заняты новыми знакомыми. Тот капитан, - мужчина щелкнул пальцами. – Винчестер, кажется? – в действительности он прекрасно помнил имя первого встреченного иллианцами человека, но не желал давать повод остальным подумать, что он вынашивал сей план в течение последних дней. – Оптимальный кандидат. Открытый, честный и достойный уважения.

- Что наталкивает вас на такие выводы в отношении того, кого вы лично ни разу не встречали? – поинтересовался монарх, хотя и не испытывал необходимости. Предложение дэто несет в себе лишь озвученный смысл. Того, что Кастиэл озвучить не пожелал, не добьешься.

- Он подошел к «Магадешу» с закрытыми орудийными и ангарными портами, - пожал плечами дэто. Остальные сенаторы испепеляли его глазами, но Кастиэл игнорировал, как, впрочем, всегда. Он отчасти считал совет дэто изжившим себя, но, как истинный патриот, понимал – другого выхода нет. Передавая абсолютную власть династии, рискуешь нарваться на маниакального психа. Народные собрания себя не оправдали. Конституционная монархия подпирает основы общества Иллы уже триста лет – достаточно для доверия даже ценой бюрократии. – Конфедерация не согласится передать дипломатические функции одному неподготовленному военному, но, потребуй мы его присутствия, им некуда будет деваться. Таково мое мнение, - завершил он, позволяя остальным говорить. Во время прямого диалога дэто и Натора, присутствующие не имели права перебивать.

- Во имя Шаган-Илла! – произнес сакральную фразу Мирад. – Вы действительно считаете, что это сработает?!

- Конечно, уважаемый дэто, - по залу разнесся гомон и гвалт. Взрослые мужчины, некоторым из них за сто, назначены решать глобальную проблему вымирания. Ведут себя, как дети, перетягивающие одеяло на себя. Кастиэл далек от общих споров. Его задача – помогать монарху, дорогому для него существу, выполнить предназначение, возложенное на хрупкие плечи. Император, в силу возраста, растерян и боится – Натор Четвертый скончался меньше года назад. Придворные псы немедленно начали рвать преемника на части, дэто отстранили от двора, стремясь снизить его влияние как можно больше. Он не настаивал.

- Император присваивает Кастиэлу, сыну Иллы, звание райто, голоса Натора Пятого! - провозгласил монарх, с силой, не скрывая раздражения, стукнув набалдашником трости – королевской регалии – по столешнице, обрывая шумных сановников на полуслове. Воцарилась кромешная тишина, нарушаемая лишь сопением несогласных. – Дипломатическая миссия в территории Конфедеративного Содружества Систем отправится, как только будет собран соответствующий экипаж. Этарай, Илла, - закончил он заседание.

Двор Натора, расположенный в планетарной столице Мара-до, кипел как растревоженный улей. Слух о контакте с другой цивилизацией, несмотря на строжайшую тайну, обсуждался в салонах и кулуарах, всюду с уха на ухо разносился шепот, благая весть – возможность выжить есть. Последние двести лет необходимость экспансии становилась все более острой – низшие слои населения, неспособные обеспечить безопасность собственного здоровья работой в куполах или оплатой специальных дорогостоящих препаратов, превратившихся из прихоти в потребность, претерпевали необратимые изменения в организме. Заболевали серьезными формами рака из-за возрастающего гамма-облучения Беты, деградировали на глазах, лишаясь иммунитета. Императорская семья прилагала все усилия, разыскивая для иллианцев новый дом, но не достигла результата.
Как заявил ныне райто Кастиэл, встреча с расой людей – лучшее, что произошло с многострадальным народом. Правда, намерения у райто или, говоря языком человечества, уполномоченного представителя Иллианской Империи с функциями военного советника при интернированных войсках, совершенно отличны от намерений большинства из совета дэто. Многие предлагали развязать войну за пригодные для колоний земли, некоторые хотели спрятаться. Развернуть корабли в другую сторону галактики и попытать счастья там. Кастиэл благодарил Шаган-Илла за содействие. Иначе, как божественным вмешательством назвать решительность Натора нельзя, в последнее время он мало прислушивался к верному дэто. Кастиэл знал – это не его вина. Церемония инаугурации омрачилась скандалом с послом автономной колонии Риза, входящей в состав Империи – соседняя планетка, за неимением лучшего выбранная базой для решения вопроса перенаселенности. Министры и сенаторы, аристократия и профсоюзы терзали оглушенного смертью отца мальчика, требуя от него немедленных перемен, советники всех мастей манипулировали монархом и, показывая пальцем в неугодных, отстраняли от двора тех, кто мешает, в короткое время – пара недель. Дэто не сердился на подопечного, которого сам воспитал с младенчества, годами искренне переживая о темном времени, выпавшем на правление будущего императора. Он знал - рано или поздно мальчик разберется сам. Он хорошо его обучил.

Император рано встал с постели. Камергер раздвинул жалюзи, затемняющие опочивальню его величества на время двойного светила, и, пока Натор принимал душ, подготовил парадный китель. Сегодня со стапелей сходят два новых фрегата – «Зодхат» и «Ашрон», составившие консорт линкору «Магадеш». Тэнто Габриэл получил назначение в экспедиции, как профессионал, уже сталкивающийся с людьми. Конечно, информации чрезвычайно мало, но он, прожженный космический путешественник, сумеет сориентироваться в критической ситуации. Впервые со дня коронации Натор самостоятельно отбирал экипаж и состав дипломатической миссии. Возможно, резкость на последнем Совете дэто отпугнула разного рода лизоблюдов и интриганов – выбор императора никто не пытался оспаривать. Премьер-министр, правда, обещался сегодня зайти. Юноша тяжело вздохнул и вышел из душевой, оборудованной по последнему слову техники, но использующей старинные решения – вода, льющаяся с распылителя в потолке. Натору нравилось чувствовать обволакивающие прикосновения прохладной жидкости. В гардеробе его встретил отряд слуг – медик, костюмер, стилист. Обычно ничего, кроме раздражения, монарх от подобной шумихи вокруг своей персоны не испытывал. Дэто Кастиэл говорил: «Сияющему, как ирдэн, не требуются украшения». Юноша вновь ощутил укол совести. Дэто присутствовал на всех важных событиях наследника, в то время, как отец в силу занятости не мог. Поддерживал и вел в трудные дни. Сравнивая мальчика с прекраснейшим драгоценным камнем системы, знал ли он, насколько сильно смущает тогда еще не императора, а просто ребенка? Скорее всего, знал. Кастиэл многое знает – порой кажется, что читает в душе.

- Ваше величество, - склонив голову, обратился дворецкий. Дэто единственный, кто зовет императора «мой лорд», выказывая максимум уважения, не теряя достоинства. Как случилось, что он позволил разлучить себя с наставником?! Юноша скрипнул зубами, нахмурившись. – Амадато Захаро просит дозволения войти.

- Пропустите, - коротко распорядился Натор, повернувшись спиной к камергеру, протягивающему пиджак, пропустил руки в рукава, тряхнул плечами, позволяя тяжелой ткани сесть. Слуга немедленно начал ходить кругами у монарха, собирая магнитной ладошкой несуществующие пылинки. Двойные автоматические двери, распахнувшись, пропустили в спальню тучного седого мужчину лет девяноста пяти.

- Ваше величество, - едва ли не сделал книксен тот. – Рад видеть вас в добром здравии.

- Амадато, - император присел на кресло, обуваясь в сапоги с высоким голенищем. – У вас такой… - Натор прищурился, - взъерошенный вид. Что-то случилось? – он повел рукой на соседнее кресло, предлагая сесть, отлично зная, что премьер-министр не согласится. Правила этикета не позволяют придворным сидеть в присутствии сюзерена где бы то ни было, кроме официальных встреч. Амадато шаркнул ножкой, отказываясь.

- Нет, сир, - улыбнулся Захаро, и Натор в который раз подумал, что улыбка его первого советника чересчур похожа на оскал. – «Зодхат» и «Ашрон» готовы к спуску, в доках собрался весь цвет аристократии. Как вы знаете, планировалось провести торжественный вывод фрегатов со стапелей, и гвардейцы начали выводить рабочих, чтобы чернь… чтобы обезопасить вашу жизнь. Но дэто Кастиэл запретил. Ангары полны чумазых механиков, которые пьют и выкрикивают ругательства…

- О… - неопределенно протянул юноша и поднялся, окинув свое отражение в зеркале скорбным взглядом. Право, меньше всего он желал бы выходить в свет в подобном облачении, больше похожим на перья ладарки. – Так вы, - император посмотрел в глаза Захаро, - пришли жаловаться на райто? – мелодично-двоящий голос подчеркнул звание, напоминая советнику, кто одарил Кастиэла постом и именем посла.

- Что вы! Райто ваш близкий друг, всем известно ваше расположение к нему. Жаль лишь, - слова амадато приобрели ядовитый оттенок, - сам он не настолько высоко ценит вашу ласковую руку. Влияние Кастиэла на двор подрывает основы трона, ваше…

- Захаро, - оборвал его монарх, - вам лучше остановиться, пока вы не сказали того, чего не думаете на самом деле, правда? – невинно уронил юноша. – Иначе я мог бы счесть ваши речи наветом на верного дэто, - пожал он плечами. – Полгода назад, поддавшись страху, я отослал дэто в провинцию, лишив права высказываться на Совете. Многие тогда, - Натор вытянул ладонь, рассматривая ухоженные ногти, - предупреждали меня о перевороте, который якобы замышляет дэто Кастиэл. Неужели вы думаете, что он не оставил идеи революции? – с плохо скрытой угрозой закончил он. Амадато слегка съежился под испепеляющим взором императора, проницательным и злым. Стушевался, понимая, что затея летит вверх тормашками, но решил сохранить хотя бы хорошую мину при плохой игре.

- Если позволите, - поклонился министр, - меня беспокоит расположение д… райто к новой расе. Люди незнакомы нам, но он столь смело и уверенно рассуждает о них, будто знаком лично. Вы не допускаете мысли о предательстве Кастиэла, но… - Захаро осекся, заметив, как кончики ушей юного монарха пылают от гнева, а кончики пальцев подрагивают. Император – образец для подражания дворян всех мастей, воплощение галантности, сдержанности и хладнокровия. В медленно тикающую секундной стрелкой минуту Натор выглядел, как взбешенный дагон, загнавший свою жертву.

- Райто Кастиэл, - процедил сквозь зубы Натор. – Райто… - несколько глубоких вдохов, насилие над личностью, клетка, оковывающая порывы души. – У меня под наблюдением. Тэнто Уриэл следит за каждым его шагом. Надеюсь, «Серой страже» вы доверяете?

- Более чем, - удовлетворенно прошипел амадато и, получив разрешение идти, вылетел из спальни императора упругим шагом.

- Шаган-Илла! - шумно, с облегчением выдохнул Натор. Уриэл – капитан тайной службы, а попросту, контрразведки. Убедив Захаро в том, что точит зуб на Кастиэла, император обезопасил жизнь наставника – на какое-то время, пока амадато не вытрясет правду из Уриэла, а рано или поздно тот вытрясет. Возможно, позже, по отбытию дипломатической миссии у монарха получится связаться с райто по кодированному каналу. «Магадеш» оснастили квантовыми передатчиками, новый вид тахионного сообщения вот-вот станет доступен. Месяц, от силы полтора. С того дня, как дэто вернулся во дворец, Натор тщательнее присматривался и прислушивался. Придворные не любили Кастиэла. Завидовали любви императора и влиянию, которое тот оказывает на правящего монарха, его чистым руках и незапятнанной чести. Сейчас, стоя у выхода в холл, опершись локтем на металлическую, стилизованную под дерево дверь, юноша ругал себя последними словами. Тогда, получив в руки корону и развеяв над океаном Иллы прах отца, его накрывало страхами и противоречиями. Все советники говорили одно, и только дэто Кастиэл находил силы утверждать другое. Бороться за свою точку зрения, не идя на компромиссы с совестью. В итоге, сдавшись под напором большинства, Натор отослал единственного, кто ему никогда не лгал, не стяжал богатства и не требовал власти.

Каюта расточительно велика для одного мужчины. Его багаж поместился на одной полке, сверхсекретная документация содержится во вживленном импланте, достаточно подключится к коннекторному порту, данные менее важные – в голографическом терминале. Биосинтез за последние двадцать лет сделал для Империи больше, чем любой позитронный мозг, правда, финансовая сторона вопроса отпугнет даже мощные корпорации Ризы. Ему повезло – организм легко воспринял манипуляции с корой головного мозга. Он откинулся на спинку кресла, позволяя мягким ортопедическим объятиям ласкать тело. Говорят, он не устает, но это ложь. Физически легче, но утомление и горячка последних нескольких недель высосала силы каплю за каплей. Сейчас он чувствовал себя опустошенным, выжатым, как спелый фрукт. По корпусу «Магадеша» прошлась волна вибрации, следом вес увеличился вдвое – антигравитационные системы перешли в режим субсветовых скоростей.

Мужчина нахмурился недовольно, потер ладонью лоб. Впереди у него тяжелые, изматывающие дни. Общение для него – честный взаимообмен, а придется лгать, много лгать, рассказывая тем временем о себе и родном мире как можно меньше достоверных фактов. Тяжелый выбор, хотя – он и не выбирал. Решив не терять времени зря, пассажир боевого линкора откинулся на спинку, укладывая затылок на подголовник и активировал виртуальную панель управления. Потоки фотонов свились в микроскопические жгуты, затем в канаты и внезапно рассыпались, складывая изображение видеотрансляции. Он внимательно изучал каждый оттенок мимики, считывая неосознанные реакции, анализировал слова, сопоставляя их с увиденным на лице «собеседника». Чем больше он наблюдал, тем большим уважением проникался, и вместе с тем росла его уверенность в правильности собственного выбора. Запечатленный на видео офицер не лгал. Скрывал, недоговаривал, что понимаемо – пока дружественные отношения не установятся, человечество обязано относиться к детям Иллы, как к возможным врагам. Мужчина, гордо складывающий красивыми губами жесткие, властные слова – не чурается насилия, но стремится избегать силовых решений, и, если обстоятельства вынуждают, дерется, как молодой лагур – жестоко, но честно. Приятно познакомиться и работать с подобной личностью…

- Райто Кастиэл, - стальная, массивная дверь скрылась в узкой щели меж переборок, и в каюту шагнул юный парень, помощник посла Иллы. – Тэнто Габриэл просит вас подняться на мостик.

Во имя Шаган-Илла, я найду тебе новый дом, мой лорд

Голопроектор остался в активном режиме, высвечивая на экране кадр, смотрящий на зрителя зелеными глазами глубокого цвета.

@темы: Destiel, Навеяло, AU, Фанфики

URL
Комментарии
2013-06-24 в 00:03 

E-Katy
не важно то, что я слышу, важно то, что я вижу, особенно когда закрываю глаза...(с) \ / Моллюсколавер!
Восхитительно:hlop: Это ж целый рассказ,полноценная история-язык не поворачивается назвать этот текст фанфиком!

2013-06-24 в 19:28 

DarkElly
Так рада. что заглянула сюда) Ваша история все больше затягивает. Я тоже большой любитель фантастики, но такого еще не приходилось читать... Просто невероятно.:hlop:

   

Зарисовки пришибленной Destiel

главная